Впервые российские власти препятствуют акциям памяти погибшей от рук убийц Анны Политковской


Анна Политковская

7 октября исполнилось 11 лет со дня убийства Анны Политковской. В августе 2017-го года ей исполнилось бы 59 лет.

Власти Кирова не согласовали пикет в память о погибшей журналистке. Мэрия предложила организаторам перенести его из центра в поселок Коминтерн, что в 13 километрах от города под предлогом, что в указанном в заявке месте весь день будет проводить некое мероприятие прокремлевское движение «Молодая гвардия».

Аналогичным образом повели себя власти Санкт-Петербурга, тоже поначалу отказав организаторам акции памяти Анны. И только после активизации возмущенной правозащитной общественности во главе с депутатом заксобрания, «яблочником»  Борисом Вишневским разрешение в последний момент было получено. 

Похоже, не то в связи с приходящимся на 7 октября днем рождения Владимира Путина, не то с  его же предстоящими президентскими «выборами», чиновничья братия по всей России решила перестраховаться, «отменив» любую гражданскую активность, которая могла бы омрачить  высочайшее настроение.

Что касается убийства известного и одного из самых уважаемых в стране журналистов, то в обозримом будущем обществу, судя по всему, не позволят не только узнать имена заказчиков этого преступления, но даже публично вспоминать его жертву.

«.. Можно по-прежнему говорить с полной уверенность - убийство Анны Политковской не раскрыто. И не будет раскрыто ни в ближайшие годы, ни в отдаленном будущем. Это - не признак бессилия правоохранительной системы. Это - политика. И в угоду каким-то политическим выгодам, какой-нибудь системе сдержек и противовесов или еще чему-нибудь псевдоправильному политический заказ на поиск заказчика убийства не поступил. Даже, кажется, произошло обратное», - пишет в «Новой газете» Сергей Соколов, зам главного редактора и коллега Анны https://www.novayagazeta.ru/articles/2017/10/06/74086-u-zakazchika-est-alibi-politicheskoe

В  «Новой» она работала с 1999 года. За серию репортажей о военных действиях в Чечне в 2000 году была удостоена премии «Золотое перо России». Последняя публикация Политковской «Карательный сговор» была посвящена деятельности чеченских отрядов, воюющих на стороне федеральных сил. В  памяти коллег и читателей сама Анна остается неутомимым и бесстрашным борцом за правду и справедливость, представителем той, настоящей, журналистики, которая сегодня медленно умирает, под давлением нынешней власти, фактически убивая саму себя.

Расследование гибели Анны коллегами из «Новой газеты», теми немногими, кто остается верен ее принципам в профессии,  в свое время привело к тому, что официальные «правоохранители» не спустили следствие на тормозах, по крайней мере, в части наказания исполнителей и организаторов. «Что теперь?», - задается вопросом Сергей Соколов. И сам же на него отвечает: «А ничего. С того момента, как Лом-Али Гайтукаев, Сергей Хаджикурбанов, Дмитрий Павлюченков, Рустам, Джабраил и Ибрагим Махмудовы уехали по этапу, о расследовании уголовного дела в отношении иных причастных к убийству лиц ничего не известно.

Старший следователь по особо важным делам при председателе СК генерал Петрос Гарибян вышел на пенсию. Расследование передали в нижестоящее подразделение - на уровень майора. Кто теперь должен искать заказчика и посредника, неизвестно ни адвокатам потерпевших, ни журналистам «Новой». На запросы отвечают - не ваше дело. А потерпевших не информируют ни о составе следственной группы, ни о проведенных следственных действиях, ни о назначенных экспертизах. Впрочем, скорее всего, никакой следственной группы нет вовсе. Потому что еще генерал Гарибян был оставлен с делом один на один - без следователей и оперативного сопровождения.

Павлюченков и другие сидельцы молчат, впрочем, вряд ли их о чем-то спрашивают. Гайтукаев убит, подозреваемый в посредничестве занимается мелким бизнесом в Чечне и Московской области, офицеры наружки или ушли на пенсию, или продолжают работать. Расследование больше не стоит ни на чьем контроле и не будоражит общественное мнение — кажется, что подобная ситуация устраивает всех.

Но не семью Анны Политковской и не ее коллег, которые продолжают расследование».