Госдума разрешила ФСО засекречивать информацию об имуществе чиновников


Президент Путин лично выступил с законодательной инициативой засекретить
персональные данные занимающих высокие посты чиновников и их семей

Соответствующий законопроект был внесен в Госдуму в феврале лично президентом Путиным. И вот 21 июня депутаты проголосовали за него в третьем чтении. По сообщению РБК, в поддержку инициативы высказались 377 народных избранников, против – 36.

Согласно новому закону, ФСО получила полномочия по охране персональных данных находящихся под госохраной лиц и членов  их семей (до какой степени родства не уточняется). К засекреченным персональным данным относятся: банковские счета, сведения о недвижимости (как в стране, так и за рубежом) и прочем имуществе. Раскрытие персональных данных возможно только с согласия самих охраняемых. Исключение делается лишь для сведений, подлежащих опубликованию или обязательному раскрытию в соответствии с федеральными законами.

Эксперты из Transparency International с самого начала обсуждения в Госдуме высказали предположение, что реализация закона приведет к исчезновению из публичных реестров информации о президенте, премьер-министре, генпрокуроре, руководителе следственного комитета, спикерах обеих палат парламента и председателях Верховного и Конституционного суда, а также сведений об их близких. Глава думского комитета по безопасности и противодействию коррупции Василий Пискарев («Единая Россия») заверил журналистов РБК, что принятый закон-де не повлияет на декларации «охраняемых объектов», под запретом, мол, окажутся лишь сведения о местах проживания и пребывания из-за необходимости обезопасить охраняемых ФСО лиц от возможных угроз, например терактов. Заместитель директора ФСО Николай Кондратюк, в свою очередь, объяснил засекречивание персональных данных «осложнением внешнеполитической обстановки».

Однако, даже немногочисленные выступившие против закона депутаты, обратили внимание на то, что перечень лиц, которые могут находиться под госохраной, и чья информация о собственности исключается из реестров, четко не прописан и может быть весьма широк. По мнению депутата коммуниста Алексея Куринного, «фактически, принимая этот закон, мы исключаем из-под общественного, журналистского контроля имущество [чиновников]».

Выступая в программе Радио Свобода, политик Геннадий Гудков, бывший член Комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции, отметил, что таким образом власть посылает сигнал: «Все, хватит! Мы не позволим никому наше грязное белье вытаскивать на белый свет». По мнению Гудкова, «очевидно, что дана команда: «Теперь, ребята, вы будете просить у президента, чтобы мы вас включили в список охраняемых, защищаемых людей». А этот список будет расти. Я напомню, что ФСО у нас, по закону, должно охранять девять человек, но на самом деле список гораздо шире. Более того, в законе о ФСО есть норма, что указами и распоряжениями президента он может быть увеличен. Я думаю, что будет массовое закрытие. Этот закон наверняка будет обрастать различными поправками. Закроют Генпрокуратуру в связи с особой секретностью и важностью, Следственный комитет, ФСБ, МВД ввиду того, что они ведут сложнейшую оперативную работу». https://www.svoboda.org/a/28573269.html

По новому закону, у ФСО появляется и ряд других дополнительных полномочий. Так, спецслужба получает право временно ограничивать или запрещать движение транспортных средств и пешеходов на трассах проезда объектов государственной охраны. ФСО также сможет бесплатно использовать аэропорты, аэродромы, вертодромы, посадочные площадки, морские и речные порты. Кстати, в конце марта глава государства уже подписал указ, наделяющий ФСО правом принимать решения об изъятии земельных участков для государственных нужд. 

Вводит закон и ряд ограничений для самих госохранников: после его вступления в силу сотрудники ФСО будут обязаны пройти дактилоскопическую регистрацию, им будет запрещено сообщать в СМИ и в соцсетях о принадлежности к спецслужбе, а также размещать фотографии и видео с изображениями себя и своих коллег.

Теперь закон должен быть одобрен Советом Федерации и подписан президентом, с инициативы которого засекретить персональные данные чиновников, занимающих высокие посты, и их семей, все и началось.