«Попробуй обойти»

Как в Сибири научились зарабатывать на президентских грантах
 
Александр Жиров
 
 
Президентские гранты на сумму свыше 182 миллионов рублей выиграли по итогам конкурсов 2016 года 128 сибирских НКО. Многие из них делают реально полезные проекты, другие исчезают с публичного поля сразу после получения гранта. Для получения «левой» прибыли от них не нужно нарушать закон. Почему стоимость услуг подрядчиков часто проверяют лишь формально, общественный контроль за грантовыми деньгами очень низок и причем здесь омские функционеры «Единой России»?

За 2016 год девять операторов, которые распределяют между НКО гранты Общественной палаты РФ (их еще называют президентскими), получили из бюджета страны 4,5 млрд рублей, чтобы раздать их в четыре этапа. Ежегодно аналогичную — или чуть меньше — сумму пытаются разделить между собой порядка 12 тысяч общественных организаций: кого-то допустят до «финала», чью-то заявку «отсеют». Фактически в каждом из трех-четырех конкурсов, которые проводятся ежегодно, побеждает не более 10% проектов — в каждом конкурсе около 400 «счастливчиков». Каждая из организаций получает грант, в среднем, немногим более 1 миллиона рублей. Часть из этих организаций —давно известные проекты, связанные с «Единой Россией», ОНФ или РПЦ. Многие участники представляют на конкурсы действительно значимые проекты, связанные с образованием, профилактикой болезней или реальной волонтерской деятельностью.

Но едва ли не половина из всех охотников за президентскими грантами, появившись ниоткуда, после получения средств «растворяются» в информационном потоке и никогда больше не заявляют о себе публично. Так государство, загоняющее НКО с якобы иностранным финансированием в жесткие рамки, создает комфортные условия для «однодневок», связанных со «своими людьми».

За последние четыре года таких «странных» организаций, получивших президентские гранты, в Омске было три. Все они получили крупные гранты Общественной палаты при президенте Российской Федерации — по нескольку миллионов рублей — на осуществление спорных и странных проектов, ни один из которых фактически не принес реальной пользы ни гражданам, ни городу, ни региону, ни стране. Более того, некоторые «ответственные лица» из этих организаций, как и сами организации, пропали из информационного пространства надолго сразу после того, как получили гранты.

Год

Организация

Учредитель

Директор

Проект

Сумма

Статус

2013

Омская региональная общественная организация по развитию детских и молодежных инициатив «Шаг вперед»

Юрий Солодянкин (ОмГУПС), Николай Наумчиков («Единая Россия»), Александр Пфлюк («Омский областной студенческий отряд»- структура на базе ОмГУПС)

На данный момент – Анна Попова («Дача Онегина», руководитель «Рассерженных омичей» - пресс-секретарь МГЕРОльга Берестовская

Создание городской сети интерактивных общественных приемных проекта «Рассерженные омичи»

1 500 000

Сеть общественных приёмных не была создана. Проведены отдельные акции, приуроченные к выборам.

2014

Региональная молодежная общественная организация «Омский областной студенческий отряд»

Артём Артёмов (директор УК «Сосны», сын бывшего главного «единоросса»Омской области Александра Артёмова), Алексей Потейко, Зуфар Искаков, Алексей Цикунов

Алексей Потейко (командир Штаба)

Передвижная выставка «Все для ФРОНТА - Все для ПОБЕДЫ» с демонстрацией продуктов, которые Омская область поставляла на фронт.

600 000

Создана обычная музейная выставка небольшого формата. Публикаций в СМИ не было.

2015

Омское региональное отделение Общероссийской общественной организации «Российский комитет защиты мира

Виктор Еремёнко (Федерация бадминтона Омской области),
Юрий и Михаил Бактызины (Федерация бадминтона Омской области)

Виктор Ерёменко

«Вместе на одной земле: этнокультурное многообразие и межнациональный мир на территории Омской области».

1 000 000

Организация провела несколько мероприятий совместно с Омской епархией.

2015

Омское Региональное Общественное Движение По защите детства, материнства, семьи «Ради Будущего»

Андрей Агафонов, Павел Васильев (движение антипедофилов), Анастасия Жижилева, Анастасия Першина, Сергей Теслов (Управление участковых уполномоченных полиции и подразделений по делам несовершеннолетних УМВД России по Омской области).

Ксения Юсина (на тот момент - пресс-секретарь МГЕР в Башкортостане)

«Стихия спорта» - проект по продвижению здорового образа жизни и патриотизма

2 700 000

Результаты конкурса отменены

2016

Сибирский благотворительный фонд развития массового спорта

Евгений Шастин (хоккеист, региональный координатор проекта «Единой России» «Детский спорт» - руководитель проекта – И.К. Роднина, член конкурсной комиссии Общественной палаты), Александр Карташов (помощник депутата И.К Родниной), Вероника Николаева (пресс-секретарь «Молодой гвардии Единой России» в Омске)

Александр Карташов (начальник отдела агитационно-пропагандисткой работы исполкома регионального отделения «Единой России», помощник депутата И.К. Родниной)

Национальная лига студенческих клубов

5 000 000

Грант получен.

2016

Омская региональная общественная организация по развитию детских и молодежных инициатив «Шаг вперед»

Юрий Солодянкин (ОмГУПС), Николай Наумчиков («Единая Россия»), Александр Пфлюк («Омский областной студенческий отряд»- структура на базе ОмГУПС)

Анна Попова («Дача Онегина» - основатель Екатерина Пфлюк)

Программа популяризации и развития предпринимательства на селе «Агробизнес - вектор развития сельских территорий»

1 300 000

Грант получен

 

Лига рассерженных омичей


Михаил Каракоз (на переднем плане)

Осенью 2016 года президентский грант на 5 миллионов рублей получил прописанный в Омске Сибирский благотворительный фонд развития массового спорта. Это пока самая крупная сумма, выданная общественным организациям в регионе за всю историю. Проектом, который высоко оценило жюри Общественной палаты, стала «Национальная лига студенческих клубов». Авторы пообещали объединить вместе более 5 миллионов студентов из 900 вузов России на базе любви к Родине, студенческому самоуправлению и спорту. Получается, по рублю на одного потенциального члена «Лиги».

Об этом фонде крайне мало информации. По данным ЕГРЮЛ, его соучредитель — известный в прошлом омский хоккеист и тренер Евгений Шастин. Однако на этом открытые сведения об организации, существующей уже полтора года — с января 2015-го, — заканчиваются. По месту регистрации — на улице Вавилова, 12, в Омске — офис фонда найти не удалось. В министерстве спорта Омской области, куда мы обратились с вопросом об истории фонда, нам также не смогли ответить ничего существенного: организация никогда не «светилась» публично, и чиновники ее не помнят.

Впрочем, ответ на вопрос, как НКО без реальной прописки и медийного бэкраунда удалось получить из бюджета 5 миллионов рублей, дают некоторые факты из биографии 36-летнего руководителя фонда Александра Карташова. Оказалось, что самым крупным грантом в истории омских общественных организаций будет распоряжаться экс помощник депутата Госдумы Ирины Родниной, которая не первый год является членом конкурсной комиссии одного из операторов, через который ежеквартально распределяются между НКО миллионы бюджетных рублей. К слову, Роднина же является со-руководителем партийного проекта «Детский спорт», в Омске его курируют Евгений Шастин и Александр Карташов.

Есть у Карташова и еще одна должность, которая заставляет обратить пристальное внимание на его проект, выигравший 5 миллионов рублей. Дело в том, что он же руководит агитационно-пропагандистским отделом омской «Единой России». Ранее ту же должность занимал Михаил Каракоз. Он долгое время был «главным по грантам» в Омске. На заре своей партийной карьеры, успешно сформировав региональное отделение «Молодой гвардии», он курировал агитацию и пропаганду в «ЕР» и контролировал финансовые потоки, связанные с наружной рекламой, полиграфией и общественными мероприятиями партии.

Он же, говорят в «Единой России», организовал при партии что-то вроде знаменитого питерского «Ольгина» — деятельность небольшого SMM-отдела было легко проследить по резкому увеличению количества комментариев на местных новостных сайтах, когда там появлялась информация о проблемах в стане омских единороссов. Два высокопоставленных члена «ЕР» из числа «внутренних оппозиционеров» рассказали, что типография, через которую проходила вся предвыборная полиграфия «Единой России» и «Молодой гвардии» в 2011–2012 годах, была связана с Михаилом Каракозом. Документальным подтверждением этого факта источники не располагали.

В 2014-м, вопреки недовольству большинства общественников и лидеров малых партий, омский губернатор Виктор Назаров назначил молодого депутата заксобрания Михаила Каракоза начальником Главного управления внутренней политики региона. Когда, несмотря на возраст, уже имевший внушительный партийный опыт 32-летний Каракоз стал чиновником, он получил доступ к распределению грантов для общественных организаций. И уже в 2015 году раздал своим «ручным» общественникам порядка 20 миллионов рублей. В январе 2017-го стало известно, что он станет заместителем нового председателя регионального отделения «Единой России» Юрия Тетянникова.

Среди организаций, получивших «от Каракоза» гранты, журналисты Владимир Войтович и Дмитрий Олейник нашли подтвержденные документами взаимосвязи с чиновником. Так, «Российский комитет защиты мира», получивший 250 тысяч рублей из омского бюджета, возглавлял бизнес-партнер его отца (Каракоз-старший — учредитель Омского областного центра казачьей культуры). 230 тысяч рублей из областной казны получила общественная организация «Перспектива», основатель которой Зуфар Искаков вместе с Каракозом значится соучредителем «Лиги молодежи», получившей по распоряжению комиссии во главе с тем же Каракозом в 2015 году 280 тысяч рублей.

«Лига молодежи», согласно учредительным документам, объединяет Каракоза с руководителями Омского студенческого отряда Алексеем Потейко, Алексеем Цикуновым и Николаем Наумчиковым. Последний на пару с еще одним студотрядовским активистом Александром Пфлюком основал в 2013 году общественную организацию «Шаг вперед».

Эти организации становились обладателями не только губернаторских, но и крупных президентских грантов. Например, «Шаг вперед» получил в 2013 году от президента России 1,5 миллиона рублей на создание молодежного движения «Рассерженные омичи». Студенты из этого движения под руководством пресс-секретаря омской «Молодой гвардии» Ольги Берестовской якобы пикетировали неугодных власти депутатов Горсовета и, по их собственным словам, катали омичей на санках в знак протеста против повышения цен на проезд в общественном транспорте. Собственно, на это «Шаг вперед» грант и получил. Найти какие-либо следы этих акций в омских СМИ нам не удалось — скорее всего, они существовали только в отчетах для Общественной палаты.

Впрочем, одна акция «Омичей» того периода все же попала в СМИ: активист «Рассерженных» напал на депутата Госдумы от Новосибирской области Илью Пономарева во время его визита в Омск. Молодой человек, присутствовавший на пресс-конференции политика, обвинил его в предательстве Родины и кинул в сторону спикера копию железных кандалов из местного музея писателя Достоевского. Кстати, не попал.

Пресс-секретарь «Молодой гвардии» и руководитель «Рассерженных омичей» Ольга Берестовская уехала из Омска в Москву в 2015 году. С тех пор о «Рассерженных омичах» никто не слышал. Однако «родительская» организация —«Шаг вперед» — живет. В 2016-м, по итогам четвертого конкурса Общественной палаты, организация получила президентский грант в 1,3 миллиона рублей за проект программы популяризации и развития предпринимательства на селе «Агробизнес — вектор развития сельских территорий». Каким образом связана общественная организация, ранее занимавшаяся троллингом федеральных и муниципальных политиков, с сельским хозяйством — не очень понятно.

«Шаг вперед» сейчас возглавляет Анна Попова — бывшая активистка еще одного интересного для расследователей проекта под названием «Дача Онегина», «общественного пространства» в омской библиотеке имени Пушкина, к форме финансирования которого есть немало претензий у журналистов. Интересно, что основала «Дачу Онегина» и руководила ей больше года Екатерина Пфлюк — супруга учредителя «Шага вперед» Александра Пфлюка.

В этой связи уже не удивляет, что соучредителем Сибирского благотворительного фонда развития массового спорта, получившего в конце прошлого года грант на 5 миллионов рублей, была, вместе с хоккеистом Шастиным и руководителем агитационно-пропагандистского отдела «Единой России» Карташовым, еще одна бывшая пресс-секретарь «Молодой гвардии» в Омске Вероника Николаева.

От Тесака к «единороссам»


Павел Васильев

В 2015 году 2,7 миллионов рублей получил проект «Стихия спорта» омского регионального общественного движения «Ради будущего». Этот грант тоже стал на тот момент одним из самых больших в истории региональных общественных организаций, поэтому он привлек внимание проекта «Муниципальный сканер». Редакция проекта поделилась своими подозрениями: организация прежде «не светилась» в СМИ, не проявляла общественной активности, ее руководство не было известно в регионе, а сам проект описывался настолько общими словами, что из него было трудно понять, за что же «Стихии спорта» достались бюджетные деньги.

Условия грантового конкурса не позволяют открыто знакомиться с проектами ни до, ни после решения жюри. Единственное, что мы знаем из короткого описания «Стихии спорта», это то, что «проект представляет собой проведение и медийное сопровождение спортивных и патриотических мероприятий с целью их популяризации». На что конкретно предполагали потратить более 2,5 миллионов рублей омские общественники, оставалось неясным. За разъяснениями мы обратились к учредителю движения «Ради будущего», согласно выписке из ЕГРЮЛ, омичу Павлу Васильеву. Именно на его домашний адрес зарегистрировано движение, и он же указан в качестве контактного лица в паблике «Вконтакте»под названием «Ради будущего». Достаточно быстро выяснилось, что к успехам движения на «грантовом фронте» Васильев давно не имеет отношения.

Само движение «Ради будущего» изначально затевалось вовсе не как «популяризирующее спорт», а как боевая единица антипедофильской организации в Омске. Васильев до сих пор значится лидером «омского движения против педофилов, эксгибиционистов и коррупции», при этом в разговоре утверждает — организация сейчас не работает. Узнав о полученном гранте, Васильев «припомнил», что передал свою зарегистрированную организацию представителям омской «Единой России». По его словам, партийцы планировали перепрофилировать общественное движение по ловле педофилов в организацию по борьбе с коррупцией. В антипедофильском паблике, действительно, есть даже ссылка на дружественную группу «Ради будущего. Отделение Коррупция» — судя по описанию паблика, его создатели планировали провоцировать на взятки преподавателей омских вузов. Впрочем, «антикоррупционный» контент в этом паблике не обновлялся с 2013 года.

Борец с педофилами и эксгибиционистами Васильев мог «примкнуть» и к «Справедливой России». Во всяком случае, с партией Елены Мизулиной — региональное отделение в Омске она возглавляла с 2011 по 2015-й годы —Васильев вел переговоры о сотрудничестве, рассказали нам бывшие сотрудники аппарата эсеров в Омске. В итоге же «Ради будущего» досталась в том или ином качестве единороссам, подтверждает второй соучредитель организации Алина Першина. Девушка покинула организацию, уйдя в декретный отпуск, и для нее новости о получении гранта стали неожиданностью. На всякий случай она сообщила нам, что ее муж — Андрей Нусс (в социальных сетях фигурирует как «Андрей Русских») также не имеет теперь отношения к организации «Ради будущего», хотя по документам значится ее соучредителем.


Илья Бубнов

Среди тех, кто принимал участие в переговорах о передаче организации под крыло единороссов, Васильев называет «молодогвардейца» Илью Бубнова. Он занимает пост председателя «МГЕР» в Омске с января 2016-го, но в структуре партии работает уже третий год — на этих выборах в Законодательное собрание он даже возглавлял список «ЕР» по одному из избирательных округов. Выдержав длительную паузу после вопроса в диалоге в социальной сети, Бубнов ответил, что к переоформлению общественной организации непричастен. «Вас ввели в заблуждение. Не может такого быть, чтобы НКО передали политической партии. Павел Васильев, возможно, что-то путает, — утверждает «молодогвардеец». — Я никак не связан с НКО «Ради будущего», да и партия тоже не связана с данной НКО. Я не слежу за грантами. Про НКО вышесказанную я не владею информацией».

С одной стороны, Бубнов, разумеется, прав — формально общественная организация не может «принадлежать» политической партии. С другой стороны, закон не ограничивает возможность одного и того же человека состоять в разных общественных организациях одновременно, а тем более — контролировать их. Как следует из частной переписки, предоставленной нам Павлом Васильевым, Бубнов не только знает омских последователей Тесака, но и вполне уверенно может обещать им внести изменения в учредительные документы организации и уладить вопросы с почтой, которая приходит от контролирующих органов на домашний адрес Васильева. По которому, как мы помним, организация «прописана».

Партийцы, рассказал нам Васильев, обязались взять на себя все хлопоты по перерегистрации движения. Однако, судя по всему, единственное изменение, которое новые владельцы «Ради будущего» внесли в учредительные документы 24 сентября 2015 года — накануне подачи заявки на президентский грант — касалось введения в проект в качестве председателя движения Ксении Юрьевны Юсиной, на тот момент пресс-секретаря башкирского отделения «Молодой гвардии Единой России». Теперь именно она имеет право выступать от юридического лица без доверенности, подавать заявки на конкурсы и реализовывать грантовые проекты от лица омской организации, распоряжаясь полученными средствами.

Найти единоличную распорядительницу 2,7 миллионов рублей оказалось сложнее, чем предполагалось. Ксению Юсину не знали ни в Омске, ни в Уфе. «У нас по всей стране в организации более 100 тыс. человек, со всеми я не могу быть знаком», — уверяет нас омский «молодгвардеец» Бубнов, отрицающий также знакомство с Павлом Васильевым. Фамилию Юсиной впервые узнали от нас и учредители движения «Ради будущего».

Карьера Ксении Юсиной, судя по ее аккаунтам во «Вконтакте» и Инстаграме, за последний год пошла в гору: девушка переехала из Уфы в Москву, работает в Центральном штабе «Молодой гвардии» и сотрудничает с организацией «СтудФонд», которая оказывает «социальную поддержку студентам». Девушка активно цитирует на своих страницах в соцсетях депутата Госдумы Ирину Яровую, поздравляет с днем рождения спикера Вячеслава Володина и выкладывает селфи со съезда «Единой России».

С помощью руководителя «СтудФонда» Анны Лапенко нам удалось связаться с Юсиной. Правда, только по электронной почте — сообщения в социальных сетях и звонки она игнорировала. В ответ на вопрос о судьбе проекта, выигравшего 2,7 миллиона рублей, Юсина коротко сообщила, что омская организация не получит причитающихся денег — итоги грантового конкурса были аннулированы. Причины этого девушка объяснить отказалась — судя по сайту Общественной палаты, аннулирование коснулось лишь организации «Ради будущего», остальные победители конкурса по-прежнему значатся в разряде получателей президентских грантов. Претензий к проекту или самой организации на стадии отбора у Общественной палаты не возникало.

Вопрос о том, как сама уроженка Уфы, ни разу не бывавшая в Омске, возглавила общественную организацию, официально зарегистрированную в Прииртышье, тоже остался без ответа. Единственным омским знакомым Юсиной, судя по ее аккаунтам в соцсетях, остается бывший советник руководителя Росмолодежи Артем Демин.

Захват «Полка»


Артем Демин

Демин и Каракоз одновременно начинали карьеру в «Молодой гвардии» почти 10 лет назад. Пока Каракоз устанавливал связи «со старшими товарищами», Демин работал в «поле» — именно ему приписывают организацию «контр-акций» против оппозиции, когда юные «молодгвардейцы» с мегафонами во время оппозиционных митингов становились по периметру Театральной площади в центре Омска и старались перекричать спикеров-оппозиционеров. Именно Демин сменил Каракоза на посту руководителя отдела агитации и пропаганды омской «Единой России», когда тот стал главой управления внутренней политики областной администрации. Потом на ту же должность пришел руководитель Сибирского благотворительного фонда развития массового спорта и счастливый распорядитель 5 миллионов рублей Александр Карташов.

Карьера Демина быстро пошла в гору в 2013 году, когда в Омске положили начало тому, что спустя два года, но уже во всероссийском масштабе, будет названо «рейдерским захватом «Бессмертного полка». Молодежное крыло «ЕР» объявило себя организаторами акции памяти, зародившейся в Томске. «Молодогвардейцы» в брендированных приемных пунктах собирали с горожан портреты ветеранов Великой Отечественной войны и обещали распечатать их за свой счет и пронести во время парада 9 мая. Всего в приемные пункты «МГЕР» принесли фотографии предков порядка 6 тысяч омских семей.

На расходы, связанные с проведением парада «Бессмертного полка» в областном центре, губернатор Виктор Назаров выделил «соорганизаторам акции» порядка 1 миллиона рублей. 500 тысяч получила общественная организация «Детское содружество «Бригантина»», базирующаяся более чем в 100 км от Омска, в районном центре Оконешниково и прежде не проявлявшая себя публично на региональном уровне. Руководитель «Бригантины» Жанна Рыболевская по совместительству оказалась председателем районного отделения «Молодой гвардии» и даже в свое время претендовала на пост руководителя регионального «МГЕР».

Параллельно с «Бригантиной» гранты на 250 и 200 тысяч рублей также на проведение «Бессмертного полка» получили, соответственно, «Лига молодежи» и «Омский областной студенческий отряд», связанные между собой через учредителей: Каракоза, Потейко, Цикунова и Наумчикова. Благодаря журналистам, информация об этом дошла до авторов «Полка» — и томские авторы проекта Сергей Колотовкин, Игорь Дмитриев и Сергей Лапенков публично пристыдили «молодгвардейцев» за нарушение основных принципов их проекта: «вне политики, вне коммерции».

Эта ситуация могла бы остаться лишь «серым пятном» в истории «Бессмертного полка», но сразу после парада 9 мая выяснилось, что вместо 6 тысяч портретов участников войны в «Молодой гвардии» напечатали и пронесли по улицам Омска лишь 700. Омский журналист Владимир Червонящий подсчитал, что из полученных общественными организациями 950 тысяч рублей на «Бессмертный полк» было потрачено едва ли 240. Почти все полученные деньги приближенные к «Единой России» «общественники» вывели на счет неустановленной типографии по, как потом выяснило следствие, «липовым» счетам.

Несмотря на то, что делом сразу же заинтересовалась полиция, в результате никто не был наказан. Более того, куратор «Молодой гвардии» по Сибирскому федеральному округу Артем Демин, который, по свидетельству очевидцев, руководил «схемой» организации парада, спустя год получил повышение в Центральный штаб «МГЕР» в Москву. Его шеф, руководитель агитационно-пропагандистского отдела в омском отделении «ЕР» и соучредитель получившей грант «Лиги молодежи» Михаил Каракоз, как уже говорилось, получил пост в администрации Омской области. Единственным человеком, который лишился после этой истории своей должности, стала председатель омского отделения «Молодой гвардии» Сюзанна Егиян. Она написала заявление об отставке после очередного допроса у следователя и на несколько лет ушла из публичной политики.

Как украсть грант?


Сюзанна Егиян

Спустя три года после скандала с «Бессмертным полком» Егиян впервые публично заговорила о той истории, когда мы попросили ее объяснить схему взаимодействия «Единой России» с общественными организациями — в связи со странным грантом организации «Ради будущего». Егиян утверждает, что о махинациях своего тогдашнего руководства — Каракоза и Демина — узнала только от следователя, однако, сопоставляя известные ей факты, позже пришла к мысли о том, что у этих обвинений есть основания.

Сейчас Сюзанна Егиян возглавляет в Сибири волонтерскую организацию и продолжает работать с грантовыми программами в качестве организатора проектов и консультанта. По словам экс-активистки «Молодой гвардии», зарегистрированные общественные организации «с историей» — это вообще «ценный продукт». Ведь для того, чтобы организация могла претендовать на получение гранта, ей нужно соответствовать целому ряду критериев, один из которых — возраст: никто не станет рассматривать заявку от организации, которая появилась «вчера», говорит Егиян. Поэтому те, кто планирует зарабатывать на грантах, нередко прибирают к рукам общественные организации, ставшие ненужными прежним хозяевам. Условия такой сделки — в каждом случае вопрос индивидуального обсуждения, утверждает девушка.

Коммерческая выгода в большинстве грантов для их получателей очевидна, но существует схема, которая «прикрывает» прямое извлечение выгоды для грантополучателя или того, кто за ним стоит. «Увести деньги из гранта напрямую — задача нереальная», — уверена Егиян. Условия получения средств и реализации гранта довольно суровые: оператор гранта следит за неукоснительным соблюдением всех статей бюджета.

Активистке из «ЕР» вторит обладатель президентского гранта на электронный проект «Карта проблем» Олег Курнявко. «Уровень контроля грант-оператора очень высокий. Предельно детальная отчетность, — говорит преподаватель омского вуза и активист «Яблока». — Наверное, можно попробовать как-то это все обойти, но был ряд прецедентов, когда исполнителей по президентским грантам привлекали к ответственности и заставляли вернуть сумму гранта. Ну, и главное даже не в этом, а в том, что навсегда испортишь репутацию».

Всего по итогам конкурсов 2016 года президентские гранты на общую сумму свыше 182 миллиона  рублей получат 128 сибирских НКО. Наиболее энергичными в выбивании из бюджета средств на свои проекты оказались иркутяне (36,62 миллиона рублей на 23 организации), новосибирцы (32,31 миллиона рублей на 19 организаций) и красноярцы (28 миллиона рублей на 17 НКО). И каждый рубль в этих схемах заслуживают отдельной проверки и контроля — с учетом информационного бэкграунда, репутации грантополучателей и элементарной логики каждого из представленных проектов, даже если речь идет об организации детского футбольного турнира, как в Красноярске, или курсов по уходу за лежачими больными, как в Омске.

Потому что наряду с отрядами волонтерской помощи, курсами повышения квалификации и организацией центров помощи беременным школьницам президентские гранты из бюджета получили в этом году, например, Томская областная лига пейнтбола, которая потратит 2,3 миллиона рублей на создание «региональной сети распространения информации» из 36 блогеров, новосибирский «Масс-Медиа-Центр», который за 2 миллиона рублей будет «продвигать образ крепкой сибирской семьи» и центр «За добрые дела», который за те же 2 миллиона намерен «сформировать чувство сопричастности к отечественной истории» у 250 тысяч барнаульских школьников, которые напишут в следующем году тест по истории России.

Больше всего вызывают вопросы проекты, связанные с патриотизмом и его «развитием» — в них никогда нет конкретики, зато есть нескромные обещания собрать огромное число участников, охватить миллионную аудиторию, достичь неизмеримых результатов. Кроме того, подозрительными должны казаться расследователю «непрофильные» проекты, когда, например, молодежная организация предлагает проект, связанный с пенсионерами, или спортивное НКО просит несколько миллионов на PR в сфере сельского хозяйства. Едва ли не половину всех проектов составляют «образовательные курсы» всех видов, где довольно сложно подсчитать реальные затраты — особенно если речь идет о приглашении лекторов со стороны.

Для получения «левой» прибыли от гранта не нужно нарушать закон, рассказывают знакомые со «схемой» участники грантовых проектов. Достаточно выстроить удобную инфраструктуру для реализации проекта. Как правило, распорядителю грантов нет дела до того, к какой веб-студии или типографии обратится грантополучатель для создания сайта или в какой типографии он будет печатать свои брюшюры, оговоренные в бюджете проекта. Проверка адекватности стоимости услуг подрядчиков зачастую является простой формальностью. Грантополучатель может вступить в сговор с рядом знакомых, которые завизируют и выдадут ему нарочно завышенный прайс-лист, например, на типографские услуги, чтобы он смог обосновать обращение именно в «свою» типографию, где аналогичные услуги обойдутся для него дешевле, или он сможет получить своего рода «откат». В «своей» типографии ему могут «нарисовать» для отчета и нужный тираж, и его стоимость, и другие параметры, проверить которые может разве что только следствие — и то при большом желании. В случае с «Бессмертным полком» в Омске в 2013-м году у следствия такого желания, по всей видимости, не возникло. Поэтому большинство участников того скандала продолжают строить свою карьеру.

В целом общественный интерес к контролю за распределением грантов из бюджета чрезвычайно низок, считает омский политолог Роман Ковалев, который сам имеет едва ли не уникальный для Сибири опыт организации масштабного общественного мероприятия без поддержки власти — речь идет о Городском пикнике в Омске.

«Мало кто на самом деле считает доходы от продажи сырья, ископаемых, леса своими. Это деньги какой-то корпорации, к которой обычный человек никакой сопричастности не ощущает. К сожалению, мы не платим сами свои налоги, в большинстве своем, и не понимаем, как там что работает, куда идут деньги, на что, почему. Это все не имеет к нам никакого отношения, — сожалеет Ковалев. — Потому и миллиардные взятки, откаты, коррупция особо и не возмущает людей — украл же у государства, не у меня». Поэтому любое расследование в этой сфере не приводит к сиюминутному результату в виде отставок, уголовных дел или громких скандалов в прессе.

__________________________________________

Расследование подготовлено в рамках проекта «Болевые точки регионов»  Содружества журналистов расследователей «Фонд 19/29».

Оригинал материала на портале Тайга.инфо  http://tayga.info/132659