Дело Битковых. Окончание

Версия Газпромбанка, «свадебные наблюдатели» и открытый финал
 
Григорий ПАСЬКО
 
 
 
Версия Газпромбанка
 
В ответе на мой запрос Газпромбанк основной причиной, спровоцировавшей дефолт компаний группы СЗЛК, указывает «невозможность НЦБК исполнять свои обязательства перед контрагентами и банками-кредиторами».
 
Очевидно, что формулировка общая, неконкретная и неубедительная. И явно неполная. Газпромбанк забыл указать, что в 2005 году заключил долгосрочный кредитный договор с Неманским ЦБК на поставку оборудования канадской компании GL&V. Срок контракта 7 лет, то есть кредит должен был быть погашен в 2012 году. В результате соглашения Газпромбанк получал от канадцев кредит по очень выгодной ставке (порядка 7%), а уже этими деньгами кредитовал СЗЛК со ставкой гораздо выше (порядка 11%) и ежеквартальными платежами, которые включали в себя проценты и тело кредита. Сумма финансирования составляла 22,385,000 USD.
 
И даже эту схему сам Газпромбанк в силу корпоративности с другими банками вынужден был нарушить. (Ответ ГПБ подтверждает, что все три банка действовали сообща). 
 
Еще из замечательного ответа Газпромбанка мы узнаем, что банк вернул 15% суммы долга при продаже заложенного имущества. Дело в том, что у ГПБ было в залоге только что построенное производство отделки целлюлозы по технологии TCF, самое современное и единственное в России и по сей день. Кому и как банк продал это производство – неизвестно. Зато известно, что балансовая стоимость производственного комплекса превышала 2 млрд рублей. Сумма долга перед ГБП была около 350 млн рублей, то есть примерно в 6 раз ниже. Получается, что банк продал имущество стоимостью 2 млрд рублей за 50 млн или в 40 раз дешевле? Такое возможно только в случае, если продаешь кому-то очень близкому или …самому себе.
 
 
Повторюсь: объективных оснований для прекращения финансирования СЗЛК у банков не было. Да, новый проект был долгосрочным и дорогостоящим. Но ведь и период сотрудничества между СЗЛК и банками был немаленьким. И опыт подобных проектов уже был в России. Кроме того, решения принимались на заседаниях кредитных комитетов, на основе действующих нормативов Центрального банка РФ, с учетом оценок активов и рисков… И все банки с самого начала имели полную программу развития холдинга СЗЛК, включая суммы и сроки. Даже форс-мажорная ситуация не могла и не должна была привести к уничтожению компании и, как следствие, к убыткам самих банков.
 
Сам факт требования со стороны всех трех банков о немедленном погашении кредитов и вынудил руководство компании подать заявление о признании предприятий банкротами. 
 
Таким образом, обвинение в преднамеренном банкротстве холдинга СЗЛК следует вменить трем госбанкам, в том числе и Газпромбанку, потому что именно их действия носили преднамеренный характер и сговор.
 
Примечательная деталь. Газпромбанк сообщает, что нанял детективов для поиска Битковых. Какая щедрость! Непонятно только, почему банк не нанял сыщиков для расследования мошеннических действий конкурсных управляющих и компаний, которые участвовали в торгах и приобрели за бесценок имущество СЗЛК? Почему банк не нанял детективов в России для поиска и возврата украденных активов холдинга? 
 
И, наконец, главный вопрос: почему банки допустили развитие событий по наихудшему для жителей Немана и Каменногорска сценарию – уничтожения градообразующих предприятий?
 
Вот цитата из ответа на мое письмо нынешнего руководителя филиала 
ООО "Неманская Целлюлоза" Александра Осипова:
 
«ООО "НЦБК" находится в процедуре банкротства. Производственную деятельность не ведет с февраля 2014 года. Большинство сотрудников уволено в процедуре банкротства. Сегодня производственная площадка поддерживается в рабочем состоянии и ожидает стратегического инвестора. Более добавить нечего».
 
В очередном письме я попросил Александра Борисовича напрячься и сообщить более подробно о нынешнем состоянии предприятия. Увы, Осипов был краток ив этот раз. Хотя и добавил: « Сегодня на площадке поддерживается в рабочем состояние инфраструктура и бумагоделательное оборудование, оформляется необходимая разрешительная документация на пользование водными ресурсами и энергетикой для последующей готовности к запуску производства. Однако и здесь, к сожалению, есть проблемы связанные с нежеланием ООО "Янтарьэнерго" выполнять поданные нами заявки на присоединение к абонентскому обслуживанию. Приходится обращаться в ФАС и Прокуратуру. Все это конечно затрудняет реализацию любых проектов на этой площадке».
 
Бывший глава администрации Неманского района Александр Мельников был разговорчивее. Он сообщил, что общаясь с местными жителями, знает о бедственном положении на НЦБК. «Там режут на металл, все, что можно.. Город Неман, по сути, умирает». И еще Мельников сказал, что он не верит в преступные замыслы Битковых.
 
«Свадебные» наблюдатели
 
Инаугурации новых заводов и цехов, построенных СЗЛК, проходили в присутствии высокопоставленных российских чиновников и первых лиц самих банков. Торжественные лица торжественно произносили торжественные хвалебные речи в адрес СЗЛК. СЗЛК и лично Битковых поздравляли, в частности, Патриарх Всея Руси Кирилл; Министр экономического развития и торговли Герман Греф; Министр регионального развития РФ Владимир Яковлев; Министр промышленности и энергетики РФ Виктор Христенко; члены совета Федерации Олег Ткач и Николай Тулаев; заместитель полномочного представителя Президента РФ в СЗФО Александр Дацишин; заместитель министра регионального развития РФ Виталий Шипов; губернаторы Калининградской области в разное время Владимир Егоров и Георгий Боос; губернатор Ленинградской области Валерий Сердюков ... Все это лица и речи широко освещались в СМИ.
Хорошо бы спросить у этих лиц: чувствуют ли они свою причастность к «преступлениям» Битковых? Ведь это на их глазах, при их одобрении и согласии не только развивались и процветали комбинаты, но и, если верить обвинению, зрели преступные замыслы на увод кредитных средств.
 
Из списка потенциальных собеседников я сознательно выбрал тех, кто часто бывал на НЦБК; участвовал в десятках производственных заседаний, на которых шла речь о деятельности и планах комбината; поднимал тосты за процветание предприятия и области…
Я хотел понять, почему за столько лет – с момента возбуждения уголовного дела против Битковых, то есть с 2009 года, - они палец о палец не ударили для того, чтобы… нет, не помочь Битковым, а хотя бы попытаться разобраться в ситуации и понять, кто же в самом деле виноват в том, что успешное предприятие доведено до банкротства? 
После получаса разговора с вице-губернатором Калининградской области Михаилом Плюхиным мне показалось, что этот человек всю свою жизнь был… чиновником. На все вопросы у него был почти мгновенный ответ. Без раздумий, без сомнений, без колебаний. И позиция его относительно ситуации с Битковыми была тоже ожидаемой: «Если есть уголовное дело, значит, есть и причины для этого».
 
Конечно, Михаил Юрьевич выразил сожаление, что «все так получилось» и что «жители Немана стали заложниками ситуации». Но при этом никаких ноток обвинения в адрес банков, создавших эту ситуацию, у него не нашлось.
Уполномоченный по правам человека Калининградской области и бывший председатель областной думы Владимир Никитин был более общительным и чуть более открытым. Но свою позицию он тоже сразу определил: «Битковы ко мне, как к уполномоченному, официально не обращались. И даже если бы обратились, у меня нет полномочий им помочь».
Вот такой уполномоченный без полномочий.
Хотя Владимир Анатольевич в свою бытность главой ТПП области, бывая на НЦБК, тоже заседал, слушал, вникал, общался с Битковыми…Думаю, при желании, он мог бы поинтересоваться хотя бы причинами конфликта предпринимателей и банков. Понять причины сейчас – избежать подобных ситуаций в будущем.
 
А еще Плюхин и Никитин поразили меня почти абсолютным спокойствием не только по отношению к судьбе Битковых, но и к судьбам жителей города Неман. А ведь Неман – это город их области, их земляков и соотечественников! - на грани выживания.
С большой заинтересованностью к нашему разговору и к теме вообще отнесся бывший губернатор Калининградской области и бывший председатель совета директоров СЗЛК Владимир Егоров. Четко и по-военному понятно он озвучил свое мнение: «В то, что Битковы мошенники и преступники, не верю ни секунды. Руководимое ими предприятие было одним из лучших в области и приносило огромную пользу региону. Уверен, что в ситуации виноваты представители банков».
Бывший президент торгово-промышленной палаты области Игорь Царьков тоже сказал, что не верит в преступные замыслы предпринимателей Битковых. «На протяжении многих лет они были буквально перед глазами всех региональных структур и органов власти, включая силовиков. Финансовая составляющая из бизнеса находилась не просто в поле зрения кредитных организаций, но и под их непосредственным контролем, так как счета СЗЛК были открыты в тех банках, которые их кредитовали. Думаю, что ситуацию не только можно, но и нужно было решить по-иному, в пользу НЦБК и города Неман».
 
Более категоричным в своих суждениях оказался бывший начальник цеха полиграфии НЦБК Михаил Шумай: «…Битковы подняли комбинат из руин и поставили его на рельсы развития. Глупость – обвинять их в предумышленном банкротстве своего детища. При них все работало, как надо. А сейчас все стоит или уже попилено на металл. Душа болит… Могли ведь сохранить. Во всем этом вижу злой умысел банков. Не были Битковы мошенниками и бандитами, какими их представляют некоторые».
 
А еще я позвонил человеку со стороны. Компания предпринимателя 
Бориса Юспы поставляла на Неманский ЦБК нефтепродукты. Вот что он сказал:
- Лично я не был знаком с Битковыми. Но мои люди с ними часто общались.
Конечно, я знал ситуацию с их бизнесом и имел представление о них самих. Считаю, что они молодцы. Подняли из руин мертвое предприятие. В те времена многие просто сдавали в металлолом оставшиеся активы. А они подняли. Причем, на свои деньги. Это потом кредиты стали поступать. Знаю, что губернатор Егоров оказывал им помощь. Да и как не оказывать, если Битковы город Неман спасли от вымирания. …Я не верю в то, что они мошенники. Обвинения – это бред! Думаю, что этот наезд был специально организован. Уж больно знакома схема: перерезать финансовые потоки и вынудить к банкротству. И еще: скорей всего, Битковы не захотели под кого-то ложиться.
 
...Иная реакция на мои попытки встретиться и обсудить ситуацию с СЗЛК была у представителей банков. Вот пример.
Секретарша управляющей филиалом ОАО Банк ВТБ в г. Калининград госпожи Елены Шендерюк Татьяна спрашивает меня:
- А когда вы в Москву возвращаетесь?
- В четверг 10-го.
- Я вам перезвоню. 
Через час звонок:
- Елена Владимировна предлагает вам встретиться с ней в понедельник 14-го.
..Ну, что ж, логично. В четверг я еще могу не улететь, обменяв билет и оставшись на пятницу. На субботу-воскресенье точно не останусь – выходные. Значит, надо назначить мне встречу на понедельник, с уверенностью в том, что встреча не состоится.
Чего только не придумают эти банкиры, чтобы не встречаться с журналистами и не отвечать на их вопросы. (В последующие две недели я чуть ли не каждый день звонил из Москвы в Калининград, в надежде услышать ответы Шендерюк на свои вопросы. Увы! Тщетны были мои попытки).
 
Фальшивые «зубы»
 
Отказ банков общаться с журналистом можно объяснить еще и тем, что рано или поздно в процессе общения мы бы затронули тему договоров поручительства: между Игорем Битковым и ВТБ, а также между Ириной Битковой и Сбербанком. Дело в том, что решением Пушкинского суда Санкт Петербурга от 17.02.2010 года и решением от Гагаринского районного суда города Москвы от 08.12.2009 года оба эти договора были признаны недействительными (читай – сфальсифицированными).
Интересно, известны ли эти факты уважаемой CICIG? Ведь из- за обвинений в России к делу подключился CICIG, а из-за участия в деле CICIG дело Битковых в Гватемале рассматривается, как дело «высокого риска». 
 
И еще. Я нигде не смог найти данных, свидетельствующих о том, что деньги, полученные у банков, Битковы действительно украли, увели на чужеземные счета, вложили в яхты и виллы…. Ничего этого нет. Детективы плохие? 
 
Зато есть заявки на получение кредита от НЦБК; есть данные, что эти деньги были получены комбинатом; есть два фальшивых договора поручительства… 
 
Где же деньги, Зин?
 
И где доказательства по обвинению в отмывании денег? 
 
И еще вопрос. Почему банк ВТБ, каким-то образом "убедивший" CICIG в своей правоте, не обратился в гражданский суд с требованием взыскать долг Битковых через экономические споры? 
Может, потому что идти в суд не с чем было? (С фальшивыми договорами ведь не пойдешь) 
 
К слову, на вопрос о том, дураки ли в банке (дескать не усмотрели рисков в кредитовании рискового предприятия) Игорь Битков, по сути, ответил в одном из своих интервью:
«…У Сбербанка очень жесткие ограничения для заемщика. Они намного жестче, чем принято во всем мире. Нам дают деньги под очень насыщенное обеспечение. Мы должны заложить имущество, которое по стоимости превосходит сумму кредита. Но еще нужно обеспечить кредит денежными потоками. Основной барьер для нас — недостаточный объем продаж. Но он растет на 25% в год. Поэтому до 2012 г., пока есть возможность выбрать этот кредит, мы реализуем свою программу. Мне не хотелось бы подробнее распространяться об условиях кредита — это все-таки коммерческая тайна. Могу сказать, что основным залогом являются оборудование и недвижимость». http://www.segment.ru/review/interview/igor_bitkov_generalnyiy_direktor_severo_zapadnoy_lesopromyishlennoy_kompanii/
 
Как видим, не дураки в банке.
 
Потому что любой банк, тем более крупный, тем более государственный, не может выдать огромные кредиты предприятию без достаточного обоснования. Одного бизнес- плана или проекта здесь недостаточно. Специалисты банка всесторонне анализируют заемщика. Изучают не только его финансовую отчетность за предыдущие годы, но и проводят финансовый и технический аудит предприятия. Оценочная компания, которую выбирает сам банк, проводит оценку стоимости компании. Затем банк выдает предприятию небольшие краткосрочные кредиты и строго контролирует их целевое использование. Речь о крупных кредитах для финансирования проектов развития предприятий может идти только после нескольких лет безупречной сотрудничества предприятия с банком. 
Все это – азы банковского дела. И именно так было налажено сотрудничество СЗЛК с банками.
 
Мнение Ирины Битковой
 
- Договоры были заключены с условием возобновляемой кредитной линии, деньги выдавались по частям и по частям же гасились. Вымывание капитала в первом квартале 2008 года было связано с поведением всех трех государственных банков, то есть мы в рамках договоров гасили кредиты по всем трем банкам, а новые не получили, как было предусмотрено договорами. Мы не находились в процессе заключения новых договоров, а работали по уже имеющимся открытым кредитным линиям. Это означало, согласно условиям договоров, что взамен погашенных кредитов банки эти кредиты должны были возобновлять.
Тем более, что с нашей стороны никаких нарушений не было.
 
Газпромбанк в 1 квартале 2008 года нам прислал решение кредитного комитета о выдаче денежных средств в рамках возобновленных кредитных линий. И обещал его исполнить, но не исполнил.
Сбербанк накануне своего требования действительно нам выдал кредит, опять же в рамках договора о возобновляемой кредитной линии взамен погашенных средств.
И очень скоро досрочно потребовал вернуть все кредиты, зная, что деньги уже вложены в проект.
 
Мы также в рамках кредитного договора с ВТБ погасили текущую задолженность и согласно договору, они должны были выдать новый кредит взамен погашенного.
 
Так в России решалась проблема проектного финансирования, которого на самом деле не существовало. За счёт возобновляемых кредитных линий.
 
Так что если кого и обвинять в преднамеренном банкротстве, так это эти самые банки. 
 
Языком цифр
 
Балансовая стоимость активов СЗЛК в 2008 году составляла 8,9 млрд руб. По итогам 2007 года выручка всех предприятий группы СЗЛК составила 4,89 млрд рублей. СЗЛК имела самую высокую рентабельность среди предприятий лесного сектора страны. В связи с выходом на проектную производительность новых бумажного и целлюлозного заводов в Немане , планируемая выручка на 2008 год была 6,5 млрд рублей. На 24 апреля 2008 года вся задолженность перед всеми банками составляла 3,6 млрд рублей. Это намного меньше как балансовой стоимости предприятия, так и годовой выручки.
 
При этом по оценке компании «Руст» (2007 год) стоимость активов группы СЗЛК составляла 12 млрд. рублей. Сбербанк, ВТБ, Газпромбанк проводили регулярную оценку активов СЗЛК. Сотрудники банка ежедневно контролировали ход реализации проекта, расходование денежных средств, сроки и стоимость выполнения работ.
 
Важно отметить: кредиты брали предприятия, а не лично физические лица Битковы. Деньги приходили и расходовались через расчетные счета предприятий в этих же банках (выделено мной- прим. Автора).. Банк никогда не позволил бы направить кредитные средства на иные цели, чем указано в кредитном договоре. Кредиты выдавались и погашались поэтапно. Всего за 2000-2008 года предприятия группы СЗЛК получили 12,958 млрд. рублей кредитов и из них полностью погасили 9,263 млрд. рублей и дополнительно проценты по ним. За любое нарушение, в любой момент банки могли остановить выдачу кредитов. Таким образом, кредиты брались и отдавались постоянно, на регулярной основе, под полным контролем банков.
 
Я спросил у бывшего директора НЦБК Сергея Уделова, мог ли он заметить факты (факторы, проявления, намеки … ) мошенничества со стороны Битковых за все те годы, что они работали вместе?
- Конечно, мог, - как-то даже обиженно ответил Уделов, - я ведь директором был, а не посторонним наблюдателем.
 
И то! Задумай Битковы украсть-увести капиталы, без такого соучастника (или активного свидетеля), как директор, им вряд ли удалось бы обойтись. Между тем Уделова пару раз за пять лет вызвал следователь на собеседование. Никаких обвинений ему не предъявили; никаких доказательств мошенничества со стороны Битковых не упомянули…
Так было ли мошенничество?
 
Кинутые…
 
Кстати, о ВТБ и банковском рейдерстве. В Калининграде меня нашли предприниматели Василий Ювченко и Борис Павлов, которых, говоря специфическим языком, кинул этот банк.
В марте 2014 года в думе Калининградской области прошло заседание "круглого стола" по проблемам рейдерских захватов и недружественных поглощений. Местный сайт http://klops.ru/news/ekonomika/87244-kaliningradskiy-biznes-obvinil-vlast-silovikov-i-bankirov-v-reyderstve
писал: «Сразу несколько крупных бизнесменов заявили, что лишились своих компаний из-за крупных банков, а также бездействия правоохранительных органов.
 
При захвате клиники "Альвади" (Борис Павлов) в 2007 году использовались и подделка подписей, и фиктивные документы. В результате сейчас здание на ул. Лермонтова вместе с дорогостоящим оборудованием перешло в собственность банка-кредитора (ВТБ – прим. Автора). Виновный в захвате предприниматель находится в федеральном розыске. 
 
Владельцы ООО "ТрансЕвропа-Информ" сообщили, что также столкнулись с рейдерским захватом. Гендиректор компании Василий Ювченко пытался отстоять компанию, но ему неоднократно - 121 раз! - отказали в пересмотре дела.
 
"В итоге была приостановлена деятельность 11-ти предприятий, входящих в группу, 80 человек лишились работы. Мы недоплатили налоги более чем на 200 млн. рублей. Неужели 24 сотки в Калининграде стоят этих денег?" − говорит Василий Ювченко.
 
Сегодня в приемной бизнес-омбудсмена региона Георгия Дыханова − полсотни обращений от калининградских предпринимателей с подозрением на рейдерские захваты. …Предприниматели называют конкретные имена и фамилии банкиров, нотариусов, чиновников, депутатов и представителей силовых ведомств, которые, по их данным, замешаны в рейдерстве. (Ювченко и Павлов, к примеру, назвали имя управлявшей в то время филиалом ВТБ в Калининграде госпожи А.Корнеевой – прим. автора).
 
Сегодня по статистике, 57% предпринимателей в России готовы продать свой бизнес − во многом из-за необоснованного уголовного давления. Меньше всего от рейдерства защищен малый и средний бизнес, заявил руководитель регионального антикоррупционного центра "Трансперенси Интернешнл - Россия” Илья Шуманов».
 
К слову, мы встречались с Ильей Шумановым. Он пообещал мне, что "Трансперенси Интернешнл - Россия” внимательно ознакомится с «делом Битковых».
 
Послесловие
 
То, что случилось с Битковыми, - не единичный случай. В масштабах современной (можно сказать «путинской» ) России это – явление.
 
В сентябрьском номере (2015 год) журнала «Профиль» (издается совместно с Der Spiegel) это явление описано коротко и точно: «…Вполне стандартный крючок, с помощью которого госбанки за последнее десятилетие уже много раз захватывали не только частные банки, но и огромные куски реальной экономики. Если у частной компании нарастают долги — то их скупают или рефинансируют госбанки. Потом затягиваются переговоры по обещанной реструктуризации, и частная компания попадает в безвыходную ситуацию — ей надо продолжать платежи, а денег, на которые она рассчитывала, нет. Затем госбанки уже диктуют свои условия и берут компанию «за долги» фактически бесплатно для себя. А государство щедрой рукой отсыпает госбанкам денег на расшивку проблем захваченного актива. Иногда это суммы в сотни миллиардов рублей (как в случае с Банком Москвы)…»
 
…Понятно, что история с Битковыми не закончена. Процесс ожидания в суда по обвинению в приобретении поддельных документов может длиться очень долго: дело в том, что приобретателей фальшивых документов было много— до тысячи человек. Каждый имеет право на ознакомление со всеми материалами дела. Также идет спор о том, какие судьи будут слушать это дело.
 
И уголовное дело, возбужденное в отношении Битковых в России, может висеть без движения также долго.
 
Трудно предугадывать дальнейшее развитие событий вокруг ситуации с Битковыми. Вполне возможно, что гватемальские власти признают их виновными хоть в чем-нибудь (раз уж там кампания по борьбе с коррупцией, то, как говорится, лес рубят, щепки летят). 
Однако сомневаюсь, что экстрадицию признают допустимой. Если судебные органы Гватемалы позиционируют себя правовыми и цивилизованными, то они не смогут не заметить правоприменительной практики по экстрадициям, касающимся России. А они таковы, что большинство стран мира в Россию не выдают, считая – и не без оснований! – что в России нет справедливого правосудия и гуманного содержания в местах лишения свободы.
 
Возможно, судьям попадется на глаза решение Апелляционного суда Милана от 31 мая 2012 года в отношении экстрадиции россиянина Ивана Костина. В решении записано: «…Не существует условий, при которых можно было бы удовлетворить запрос на экстрадицию И.Костина… В вопросе о процессуальной экстрадиции, при наличии конвенции, которая предусматривает оценку государством серьезных признаков вины, итальянские судебные власти не должны ограничиваться чисто формальной документацией запроса об экстрадиции, но должны выяснить, каковы причины, по которым запрашивающее экстрадицию государство обосновывает свое обвинение … 
Проверка документации, представленной в обоснование запроса об экстрадиции Костина, не дает возможности понять, на основании чего ему предъявлены обвинения, и на основании какой процессуальной системы запрашивающего государства его обвиняют в совершении преступления…»
 
…Вот и я о том же: обвинения в адрес Битковых «не дают возможности понять», на основании чего им предъявлены обвинения.
 
На снимках:
 
Игорь Битков в гватемальской тюрьме. 
 
Ирина Биткова и патриарх Всея Руси Кирилл 
 
Гватемальская тюрьма